Литература

Лев Данилкин: «Как бы то ни было, писать про Ленина оказалось интереснее, чем про каких-то ветреных девиц»

Compressed file

Лев Александрович Данилкин — русский журналист, литературный критик, писатель и переводчик. Работал шеф-редактором журнала Playboy, литературным обозревателем газеты «Ведомости». Автор биографии писателя Александра Проханова «Человек с яйцом» (шорт-лист премии «Большая Книга», шорт-лист премии «Национальный бестселлер»), биографии Юрия Гагарина в серии «Жизнь замечательных людей» (премия «Александр Невский»), сборника рассказов «Клудж» и книги о Владимире Ленине (национальная премия «Книга года»).

- Презентация книги о Гагарине, которая была переведена на польский язык, с большим успехом прошла в нашем Российском центре науки и культуры в Варшаве. Носители каких ещё языков, смогут познакомиться с Вашими книгами?
- Биография Гагарина переведена на итальянский. 


-  Лев! Вы очень неординарный человек! Насколько «тернистым» был Ваш путь от шеф-редактора журнала «Playboy» до книги о, как ещё недавно было принято говорить, «вожде мирового пролетариата» Владимире Ленине, написанию которой Вы посвятили без малого пять лет?
- Я работал в Плэйбое почти двадцать лет назад и, честно говоря, уже плохо помню, что именно там происходило, поэтому обычно узнаю у тех, кто интересуется этим отрезком моей жизни, какой именно аспект этой деятельности их беспокоит, и дальше придумываю, по ситуации. Я точно помню, что там должно было быть весело, но только должно; в сущности, это примерно, тоже, что работать бухгалтером или продавцом электротоваров: по-своему любопытно, но скорее на любителя. Как бы то ни было, писать про Ленина оказалось интереснее, чем про каких-то ветреных девиц; возможно, это звучит странно, но тогда проще списать это на возраст - мне хорошо за сорок, и уж такой я человек. Насчет тернистости - не уверен, просто каждый раз тебе надо написать книжку так, как до тебя никто никогда этого не делал - про современную литературу, про Гагарина, про Ленина. Это вообще не рутина, ты каждый раз должен ломать канон, придумывать язык, рассказчика, финал, мне все это страшно нравится - и особенно как раз то, что я понятия не имею, чем кончится книжка, когда начинаю ее.


- Бытует мнение, что о Гагарине и Ленине давно уже всё сказано и написано, однако Вас заинтересовали именно эти личности. Что на Ваш взгляд было упущено в предыдущих работах? - Что главные годы для Гагарина - не предполетные, а послеполетные семь лет. Что он был не просто храбрый испытатель новой техники - но замечательный дипломат и политик, у него могло быть поразительно другое будущее, совершенно необязательно связанное с космосом. Что Ленин был не беспринципный политикан, каким его представляют те, кто не хочет ничего знать о нем, но остроумный и смешливый философ, в первую очередь философ, а потом политик. И хотя не все его эксперименты заканчивались благополучно, он был ответственным политиком - в большей степени, чем все те, кто считает любые революции авантюрой. 


- В этом году Вы получили премию «Книга года» в номинации «Проза года» как раз за книгу «Ленин: Пантократор солнечных пылинок». Если не секрет, какими источниками Вам удалось воспользоваться при ее написании?
- В случае с Лениным проблемой является не дефицит источников, а их сверхизобилие, их чудовищно много. Опубликовано все что можно, вся жизнь Ленина изучена иногда по минутам, но толку от этого мало - подробнейшая хроника есть, документальная база - астрономических размеров, а образа Ленина, понимания, что у него в голове, почему он принимал те решения, а не эти, - нет. Поэтому задача нынешнего биографа Ленина - не найти какой то документ, но объяснить то, что и так есть. Я прочел 55 томов собрания сочинений, 12 томов Биохроники, протоколы семи или восьми съездов и т.п. Я одного Второго съезда протоколы раза три читал, сначала плевался, а под конец уже чуть ли не для удовольствия. Это что то вроде эксперимента над собой - но скорее веселого и абсолютно добровольного. Приз - это когда у тебя меняется картина мира, и ты не продираешься сквозь Ленина, а наоборот, пользуешься его оптикой. 


- Тайны русской революции и её вдохновителя окончательно раскрыты? Или у Ваших читателей есть повод для ожидания новой книги?
- Прошло больше полугода с того момента, как я дописал книгу, но все равно я по инерции продолжаю думать и читать только про нее и вокруг нее, невозможно взять и остановиться. Но это должно пройти, у меня тоже самое было до того с Гагариным. Новая книга будет про другое совсем - но «ленинская» картина мира должна будет вписаться в нее, понятия не имею как. Но и в книгу про Гагарина, я сам не зная еще, почему, поставил эпиграф про революцию, хотя никакого Ленина тогда в помине не было. Но все книги связаны, небуквально, но одна вытекает из другой. 


- Изменилось ли Ваше отношение к такому неоднозначному персонажу, как Ленин в ходе написания книги? 
- Да, конечно, сто раз менялось, это, собственно, один из подводных сюжетов этой книги - как меняется отношение рассказчика к герою, за которым он пытается угнаться. Другое дело, что я и рассказчик в этой книге - не одно и то же, я сам к Ленину теплее гораздо отношусь, чем мой рассказчик. 


- Не секрет, что у «лидера большевиков» и его идей есть свои поклонники как в России, так и за её пределами. В чём же причина «скромного обаяния Ленина» в наше время?
- Вряд ли они поклонники именно Ленина, скорее идеи справедливости. Что капитализм - самый пошлый вариант из всех возможных, понимают почти все, но что его в самом деле придется заменять на что то еще, причем не по желанию, а обязательно, неизбежно - меньше людей. Но кто понимает - для них Ленин хорошая ролевая модель. Не потому что «икона», святой, непогрешимый вождь и т.п. - нет. Он философ, ученый, такой же, как Ньютон или Эйнштейн, можно игнорировать эти знания, но глупо ведь, зачем, раз их можно применить, и всем от этого станет только лучше. 


- С кем из великих людей Вы хотели бы познакомиться лично? О чём бы Вы их спросили?
- Ну это ж не девушки, чего с ними лично знакомиться. Книжек вполне достаточно. Ну, то есть я хотел бы, конечно, увидеть, не знаю, Гагарина или, там, Тома Круза, или Чернышевского, или Аэртона Сенну, или Надежду Константиновну Крупскую. Но вы видите уже по тому, насколько дикий набор людей, что это интерес скорее к внешнему виду, к харизме, чем к беседе как способу познания. Нет, как говорил Флобер, не надо дотрагиваться до идолов, позолота остается на пальцах. 


- Насколько помогает в работе обратная связь с читателями?
- У меня нет никакой связи, понятия не имею, кто читает мои книжки и читает ли вообще, не уверен. 


- Если бы Вы были художником и получили заказ на написание картины «Писатель Лев Данилкин в минуты отдыха», как бы она могла выглядеть?
-Табличка с перечеркнутым фотоаппаратом и надписью « Частная жизнь». Да ну и какая картина, смешно. Писатель в минуты отдыха - это, ну, Лев Толстой или, по крайней мере, Захар Прилепин, а мне-то чего отдыхать, я не наработал еще на отдых. 


- Поскольку вопрос о творческих планах неизбежен, прошу поделиться с поклонниками Вашего таланта самой важной информацией – как скоро ждать очередную книгу?
- Я начал писать новую книгу - это тоже биография, живого человека еще до Ленина и до Гагарина. Но это очень сложная и темная история, я живу с ней в голове уже лет восемь - и понятия не имею, когда придумаю способ, как написать об этом человеке, у него очень странные идеи. Может, через месяц придумаю, а может еще через пять лет. Тут вот именно что – поспешишь, людей насмешишь. 

Большое спасибо за интервью.

Беседовала Елена Аксенова